г. Иркутск, ул. Байкальская, 253-а
тел.: (3952) 35-29-00
25 сентября
воскресенье, 09:59

Новости

21.01.2016

В формате здравого смысла

Наткнувшись в информационных лентах на сообщение, что в недавнем прошлом Байкальский университет экономики и права, буквально на днях получивший статус классического университета БГУ, предлагает уже почти 100 лет как классическому ИГУ стать своим подразделением в рамках реализации проекта создания опорных университетов, подумалось, что это, может, розыгрыш? Очень уж похоже на игру в пинг-понг: вначале ИГУ выходил с таким предложением к БГУЭП, а теперь вот алаверды только с новых позиций. Очевидно, что никто не хочет быть поглощаемым в процессе укрупнения вузов, что является одним из условий создания опорного университета в регионе. Однако логика осмысления получаемой информации из социальных сетей и информационных лент привела к мысли, что не просто так новоявленный классический вуз ведет себя настойчиво и смело, поиски компромисса для того, чтобы вписаться в конкурсные условия Министерства образования по созданию опорных университетов всё же идут. Слишком уж велика и до сих пор не остыла досада от того, что Иркутск проморгал свой шанс получить федеральный университет. Создана рабочая группа, куда во избежание конфликта интересов не вошли ректоры иркутских вузов. Возглавил её заместитель губернатора Иркутской области Виктор Игнатенко, который в первом же интервью после назначения на должность во вновь избранной власти заявил о намерении идею создания опорного университета в Иркутске поддержать. Судя по всему, процесс выработки позиции региона по одному из ключевых вопросов его развития пошел. И дискуссия по этому поводу продолжается. Специализированная выставка "Знания. Профессия. Карьера", которая пройдет в "Сибэкспоцентре" с участием ведущих вузов региона, обещает стать той площадкой, где разные позиции по этому поводу проявятся в полной мере. Сегодня своими размышлениями делится председатель Президиума ИНЦ СО РАН, академик РАН, директор Института динамики систем и теории управления СО РАН Игорь Бычков.

— Игорь Вячеславович, в начале разговора хотелось бы выяснить отношение к самой идее создания опорных университетов.

— Все рождается не на пустом месте. Есть действительно объективные проблемы, которые сегодня вынуждают правительство принимать решения, связанные с реорганизацией высшей школы. В какой-то части это работа над ошибками "лихих 90-х", когда число негосударственных вузов, филиалов государственных росло и плодилось по всей стране с невероятной скоростью. При этом ясно, что для этого не была подготовлена материальная база и не было такого числа квалифицированных преподавателей, которые могли бы справиться с таким валом бизнеса на образовании. Те действия, которые предпринимаются сегодня, — создание системы федеральных университетов, национальных исследовательских, различные программы поддержки университетов — это попытка привести высшее образование, с одной стороны, к потребностям, а с другой — к возможностям государства. Исходя из этого, можно рассматривать инициативу министерства о создании опорных университетов как вполне логичную. Форма объявления грядущих изменений вполне демократична: решение участвовать или не участвовать в конкурсе принимают ученые советы университетов. Есть финансовый стимул — победившие получат дополнительное финансирование. Есть понимание того, что если мелкие разрозненные университеты или филиалы, которые находятся в одном муниципальном образовании, объединить в более мощную структуру, она будет устойчивей. Возникает один вопрос: если вуз не участвует в объявленном конкурсе, что с ним происходит?

Возьмем на моём примере — я трижды подавал заявки на гранты и не получал по разным причинам, но ничего страшного при этом не происходило. В очередной раз наша заявка была принята, и сегодня мы являемся исполнителями гранта, получаем дополнительное финансирование, ведем работу, но участие или неучастие в этом гранте существенно не влияло на работу коллектива, который был заявителем. И если мы говорим, что после создания сети опорных университетов произойдет существенное изменение правовой базы для тех вузов, которые не войдут в эту категорию, тогда возникает вопрос — а насколько то, что сегодня делается, является действительно открытой работой, направленной на улучшение системы высшего образования? Или это скрытая система реформирования, участие или неучастие в которой ставит под вопрос существование вузов в будущем? Вот в чем проблема, вокруг этих вопросов и идет вся дискуссия. Конкурсов должно быть много и разных. Пусть это будет конкурс опорных университетов, у нас есть конкурс по включению в топ 100 и другие. Но нет никаких документальных подтверждений, что создание опорного университета — это необходимость, иначе в регионе не будет высшего образования в том понимании, в котором оно сегодня существует. Соединять, сливать какие-то университеты между собой лично я оснований не вижу. А вот провести модернизацию высшего образования в Иркутской области надо: скоординировать действия правительства, работодателей и образовательных учреждений по подготовке специалистов, что вовсе не значит, что структурно менять нашу высшую школу — взять две или три организации и преобразовать в одну — совершенно не очевидно, что это нужно сделать...

— И тем не менее, беспокойство, что мы не успели попасть в первый тур конкурса и упускаем свой шанс, и что необходимо добиваться особых условий участия региона в конкурсе, отчетливо звучат...

— Это не единственный конкурс, он не первый, и я надеюсь, не последний. Если он объявлен, то с определенными правилами, менять которые во время игры — это самое плохое, что может быть. Команды начали играть первый тайм по одним правилам, а ко второму им говорят: нет, ребята, теперь вы снимайте коньки и будете бегать по льду в кедах, — так не делается, и я думаю, что изменений не будет. Наверное, нам на примере Иркутска и других регионов нужно инициировать проведение дополнительных конкурсов, чтобы к опорным университетам были базовые университеты, а может, вернуться к понятию классических университетов. Наверное, был анализ и была идея, что именно этот конкурс приведет к тому, что будут созданы более крупные структуры, которые позволят улучшить образование в регионах, таких, как, может быть, Бурятия, где более равноправные вузы и родились они из одного вуза, может, в Забайкалье. Ясно, что это не сработает в Красноярске, в Якутии. На мой взгляд, если бы мы знали, что после окончания конкурса, наши университеты продолжат принимать в магистратуру, заниматься научной деятельностью, иметь аспирантуру, то и ничего страшного, что мы не подходим под объявленные условия. Другое дело, что нашему правительству и депутатам Госдумы, членам Совета Федерации необходимо работать с Министерством образования над тем, чтобы был объявлен конкурс на поддержку образования вот такого как у нас. Нам необходимо, чтобы была господдержка такого университета, как Братский, к примеру, — по стране достаточно много подобных, которые находятся на отдалении от региональных столиц в крупных промышленных городах. Ещё в царские времена была поговорка про то, что если в деревне закрывается школа, она умирает... Если в городе нет университета, то в сегодняшних условиях он неминуемо теряет позиции. А наша главная задача — политика народосбережения, чтобы люди там, где родились, могли получить качественное образование, а потом качественную работу. Реформа высшего образования невозможна без экономических и социальных преобразований. Ребята уезжают учиться в другие регионы не потому, что там лучшие преподаватели. У нас — мирового уровня. Академик Трофимов Борис Александрович в институте химии один из 15 или 20 лауреатов премии правительства в области науки, величина крупнейшая не только в России, — в мире. Ребята и их родители смотрят на то, куда пойдет работать молодой человек или девушка, когда закончит учиться, какие у них будут социальные лифты. Реформа высшего образования должна быть завязана в общую систему развития региона и связана со всеми уровнями обучения — а как школа готовит? Переживания, связанные с конкурсом, в большей степени связаны с опасениями, что цели и форма проведения отлична от тех задач, которые поставило министерство. У нас уже есть не лучший опыт объединения педуниверситета с классическим. Наверное, стоило забрать в университет лишь то, что касается основ — это педагогика, это вопросы обучения тех, кто обучал бы будущих учителей. А подготовку учителей оставить региональному вузу, которому правительство делало бы региональный заказ, и обеспечивало преференции ребятам, которые приезжали учиться и возвращались работать обратно. Нужна реформа более широкая и более индивидуальная, чем можно было бы проводить её для всех.

— А в чем особенности региональной реформы, кроме того, о чем вы уже сказали?

— Одно из предложений, которое я говорил Сергею Георгиевичу Левченко, а до этого Сергею Владимировичу Ерощенко, а ещё до этого Дмитрию Федоровичу Мезенцеву, что нам необходимо разработать областную программу модернизации высшего образования Иркутской области и под нее уже обращаться в правительство России, искать ресурсы, работать с предпринимателями. Вот тогда для нас не будет неожиданностью объявление каких-то конкурсов, выход постановлений или еще чего-то. У нас должна быть своя программа, согласованная с близлежащими территориями, состыкованная с общей политикой страны в области высшего образования и с учетом мирового опыта. Она должна быть встроена в социальное развитие области и планы корпораций. Понимание этого есть у многих, но требуется управленческое решение. И работа не столько инициативных, сколько профессиональных людей, которые будут выполнять поставленную задачу и получать за это деньги. Нельзя все делать только на инициативе. Разработка программы — это сложный большой процесс. А в структуре правительства формально нет того, кто отвечает за высшую школу и науку. Система высшего образования — одно из условий социально-экономического развития территории, правительство области обязано работать в этом направлении в формате 7-24-365, и должен быть человек, который большую часть времени проводит в Москве для того, чтобы защищать интересы региона в этой сфере и доводить до логического решения.

— Но вернемся к опорным университетам. Первый тайм мы уже проиграли?

— У нас в науке проводятся одновременно несколько разных конкурсов. Есть такие, в которых в принципе можно принять участие, а есть такие, которые не соответствуют моим планам и предполагают, что я 6 месяцев в году должен отсутствовать на этом рабочем месте. Я не могу этого сделать, хотя есть приглашение возглавить научный коллектив, допустим, в Новосибирске. Я не участвую осознанно, потому что это не мой конкурс. Любой конкурс, в чем его основная задача — полная открытость с точки зрения условий и последствий, результатов конкурса. Мы ничего не проиграли в первом туре — мы в нем не участвовали по разным причинам — не готовы. Но главное, в той системе координат, которая есть, участие Иркутской области не очевидно. Если мы со стороны посмотрим на бумаги — ну не получим 100 миллионов, но к этим 100 вообще-то нужно добавить 20 своих. А может, эти средства можно получить, заключив контакт на подготовку специалистов для "Газпрома"? Получить 100 миллионов — это другая задача, и если с этой точки зрения смотреть, никакой тайм мы не проиграли. Но плюс этой истории в том, что проявился интерес общества к проблемам высшей школы. Вот его бы в мирное русло, в нормальную целевую задачу, чтобы из нее мы вышли с определенными решениями и концепциями, методологией и практическими шагами.

— Но мы-таки не получили федеральный университет, хотя обрели национальный исследовательский, ведь все равно потеряли?

— Потеряли достаточно много. Вопрос, почему федеральный университет создан в Красноярске, а не Иркутске, имеет разные оценки, но действительно, создание такой сети было важным решением правительства, которое подкреплялось существенными ресурсами и возможностями для развития высшего образования. Хотя конкурса практически не было, была оценка высшим руководством страны необходимости создания университетов в тех или других регионах. Моя точка зрения, — о каком федеральном университете можно говорить в Якутске? Кто туда из других регионов поедет учиться?

С национальным исследовательским, мы, конечно, выиграли, это очевидно. Другое дело, что любой выигрыш это помимо успеха, необходимость с удесятеренной силой двигаться вперед. Есть хорошее высказывание одного олимпийского чемпиона: любой шаг с первого места — это в лучшем случае переход на второе. Получение статуса обязывает изменяться по существу, а не просто соответствовать показателям. Вот этот шанс вряд ли кто может сказать, что использован на все сто. Но возможности и время для этой работы ещё есть, хотя не бесконечные. То же самое с классическим университетом. И что бы ни говорили, но профессор Винокуров сделал уникальную реформу института народного хозяйства, который он поднял до уровня университета. Это видимый результат, который был получен за много лет работы, и разве это было легко? Мы все знаем, что собой представлял нархоз в советское время — 4 года образования, куда шли учиться в основном, на экономиста-бухгалтера. Но вот случились реформы, всем потребовались бухгалтера и юристы. И это был шанс, которым профессор Винокуров воспользовался. Но для этого нужно быть готовым, чтобы не получилось как в анекдоте: удача подвернулась, а здоровья нет. Был шанс, была готовность и есть результат. Поэтому вопросы участия в различных федеральных программах, они в принципе не стоят — конечно, участвовать, но только тогда, когда мы видим, что будет результат.

Послесловие

На днях Иркутскстат обнародовал цифры миграции населения из области. Они впечатляют — 56 200 человек покинули наши края за 10 месяцев 2015-го года и при вычете приехавших, получается, что почти пять тысяч своих жителей область не досчиталась. И хотя данных исследований о причинах отъезда нет, догадаться нетрудно, что в основном уезжают те, кто намерен максимально реализоваться в своей жизни и обеспечить возможности выстроить судьбу детям. То есть, активные и как принято сейчас говорить, креативные люди, у которых высокий уровень требований к качеству жизни, куда входят медицина, образование, культура и далее по списку. В таком контексте проблема модернизации образования в регионе, включая все его уровни в привязке к социально-экономическому развитию, как обозначил выше тему академик Игорь Бычков, становится особенно острой и должна найти отражение в деловой программе предстоящей специализированной выставки "Знания. Профессия. Карьера", которая пройдет в "Сибэкспоцентре" с 17 по 20 февраля.

Надежда Зайцева

© 2016, Иркутский международный выставочный комплекс ОАО «СибЭкспоЦентр»
Разработка —